В день знаний команда Law Re-Invented (lawreinvented.com) поинтересовалась у Михаила Успенского, партнера КИАП и лектора МГИМО, о перспективах отечественного юридического образования. В пылу жарких дискуссий о несовершенстве Болонской системы, о балансе теоретической и практической подготовки мы невольно перешли на личности. В результате свет увидел своеобразный анти-рейтинг, в котором — мы надеемся — не узнает себя ни один преподаватель российского юрфака.

 

1. Плохой преподаватель права (ППП) скучен.

Слушать его адское мучение и страдание. В лучшем случае полезный материал проскакивает мимо ушей. В худшем — к предмету подсознательно вырабатывается отвращение. Речь ППП невыразительна, монотонна и косноязычна. Его шутки насколько же бородаты, настолько плоски. ППП ни разу не слышал про мастер-класс Андрея Скворцова «Лекция как моноспектакль», либо смотрел его, но не вынес для себя ничего нового.

2. ППП не готовит презентаций.

А смысл? Студенты, обмакнув гусиные перья в чернильницы, прекрасно сами законспектируют, попутно развивая мелкую моторику пальцев. Презентация — это подспорье при повторении курса перед зачётом. Презентация — это способ наглядно изложить сложную юридическую конструкцию. Презентация — лучше с ней, чем без нее! Разделяет эту точку зрения и Марк Хлынов, бизнес-тренер и консультант, CEO презентационного агентства esPrezo. Отличный обзор сервисов для создания презентаций, подготовленный Марком, можно найти тут.

3. Если ППП готовит презентации, они ужасны.

Сплошной текст. Мелкий шрифт. Ноль визуальных образов. В лучшем случае — картинки из стандартного набора клипарта и/или низкокачественные изображения из интернета. Общеизвестно, что человеческий мозг обрабатывает визуальную информацию в 60 000 раз быстрее, чем обычный текст. Примите на вооружение приемы мнемотехники: рядом с законодательным определением медиации вставьте картинку двух обнимающихся людей. Главное, не переусердствовать с картинкой, и не перепутать с медитацией.

4. ППП высокомерен.

Аудитория — это место просвещения и раскрытия умов, а не площадка для самоутверждения за счет младших коллег. Хороший преподаватель не допускает панибратства, и жестко следит за дисциплиной. И вместе с тем, он — проводник знаний, наставник и сенсей. Сложно поспорить с Екатериной Толкачевой, которая сравнивает хорошего учителя со стратегическим инвестором: он понимает, что результат его работы — это не оценки в учебной ведомости, а успешные взрослые люди, которые будут определять мир через 10–20 лет.

5. ППП неинтерактивен.

Традиционное юридическое образование построено на пассивных методах обучения. С этим успешно борются, например, в рамках Летних школ Института права и публичной политики. На ум приходит древняя китайская поговорка: «Расскажи — и я забуду, покажи — и я запомню, дай попробовать, и я пойму». Примечательно, что в XX веке эта простая истина нашла подтверждение в концепции «пирамиды обучения» и «конусе опыта Дейла».

 6. ППП убежден, что студенты читают списки литературы.

В век информационной перенасыщенности верить в это, по меньшей мере, наивно. Никто не спорит с необходимостью самоподготовки к семинарским занятиям. Но «лучше меньше, да лучше». Жаль ППП не утруждает себя кропотливым поиском по-настоящему содержательного материала. Руководство ВУЗа может пойти на встречу бедолаге, закупив рекомендованную им литературу в электронном виде. Это позволит создать единый файл, который, хотелось бы верить, надолго поселится в смартфоне студента.

7. ППП редко (совсем не) использует кейсы.

Причем за бортом остается не только его личная, но и судебная практика. Многие профессора готовы ставить двойки за одно лишь упоминание судебных актов! Апеллируя к канону, они позабыли историю: первая кафедра «практического правоведения» открылась в столичном университете еще в далеком 1785 году. Продолжателями традиций смело можно назвать Андрея Донцова, Сергея Савельева и всех причастных к кафедре практической юриспруденции юрфака Высшей Школы Экономики. Бери пример, ППП, мотай на ус: будущее профессии — в настоящих практиках.

8. ППП не учит «думать как юрист».

И при всем желании, столкнется практически с полным отсутствием русскоязычной литературы.

9. ППП не учится сам.

Хороший преподаватель права честен с собой и со своими студентами. Он имеет мужество признать, что ответ на какой-то вопрос ему неизвестен. Но лишь для того, чтобы буквально на следующей лекции сразить аудиторию глубиной проработки вопроса. Он никогда не стоит на месте и непрерывно самосовершенствуется. Быть может, именно в этот момент вы застанете его за чтением книги Хантера Шварца «Как поступают лучшие преподаватели права».

#9пппп